Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:

Луговскому-90 лет!

Как всё начиналось….

В этом году нашему поселку исполнилось 90 лет со дня образования! А если сказать искренне, так и не должен он был здесь образоваться, а возник спонтанно, как и тысячи деревень в нашей стране. Ссылки людей в тридцатые годы прошлого столетия и уже прошлого века заканчивались где-то на пустынном берегу реки, озера, пустыря, тайги и т.д. Такова была воля нашего государства! Если ты живешь хорошо и имеешь большое хозяйство, значит ты-кулак! А с кулаками поступали не очень гуманно. Многих ссылали и расстреливали, семьи раскулачивали, нажитое добро забирали.  

Вот и здесь на нашем берегу Оби в марте 1930 г. появились подводы с людьми. Их не спрашивали, желаете ли вы тут жить или нет. Замерзшие люди на подводах, многие из которых по дороге сюда потеряли уже своих близких, вынуждены были как-то начинать жить на новом месте. Первые 170 семей разместили часть в деревне Белогорье, а часть на этом месте, где наш поселок. Большая часть людей была доставлена в мае месяце на баржах и пароходах. Всего в 1930 году было доставлено 668 спецпереселенцев. До сих пор люди, которые вспоминают об этой трагедии не могут сдержать слез, а мы, с комом в горле слушаем их рассказы и стараемся не упустить ни одного словечка и донести их рассказы до будущего поколения и сохранить историю нашего поселка.

В этом рассказе я не буду приводить много цифр, не хочу повторять уже написанное до нас, просто хочу передать вам рассказы наших жителей о том, как они сюда попали и которых, к великому сожалению, уже нет в живых, и как появился на карте России поселок специального назначения Луговое. По истечении многих лет стал он называться просто поселок Луговской.

И так, давайте вспомним, как все начиналось.

Из рассказа Варнаковой Серафимы Кирьяновны: «Сперва, прежде чем сослать нас сюда, у нас все украли, увезли всё, зерно, муку, скотину, всё! Жили своим хозяйством, питались и носили всё своё. Ткани, лен, семя, все чисто забрали. Потом приехали за нами, сослали, повезли нас на конях под конвоем, как будто каких-то разбойников везут. Это был 1929 год. Везли нас долго, от деревни к деревне, где на подводе, где пешком. Доставили до Увата. Там мы зимовали. Сильно голодали, а весной, когда сошел снег, посадили на пароходы и привезли сюда. В кусты, в пеньки, трава выше нас, а комаров то, комаров! Ну тятя сделал балаган, накосил травы, и мы так стали жить. И лепешки ели, мать траву варила и мукой подбивала, мы это ели… Отцы то наши все в лес, лес рубить. Тут все очистили и в лес, делали плоты, переплавляли их сюда и опять в лес. Много навозили лесу, и все чистили и давай строить. Потом женщины и подростки некоторые стали все корчевать и чистить. Наши родители стали дома строить.»

Из рассказа Старковой Клавдии Афанасьевны: «Были мы высланы в 1930 г. из Ишимского района Омской области. Зимой везли нас на лошадях, везли везде, здесь уже на пароходике, на барже вернее причалили нас в Ендерку нашу. Там ханты жили, три домика было, вот как с детства запомнила. Родители мои, брат, сестра и я, мне тогда четыре годика было, тут и жили. Жили в юртах, у них там баня была. Но они, ханты ушли сразу, убежали в общем. Они русских боялись и поразбегались все. Поселок начали строить, лес сырой, но все равно строили. Ночевали в палатках. Еду выменивали в Белогорье. Потом и хлеба так же стали добывать. Поселок строился, и мы уже в избушках. Тятя печки ложил, а мы помогали. Потом хозяйство стали разводить, на двух хозяев коровенку. А в 1932 г. стали колхоз организовывать. Стали садить картошку. Она уродилась хорошая. Так, что все по маленьку.»

Из рассказа Салминой Анны Семеновны: «Нас сослали из Знаменского района Ишимского округа Омской губернии. Потом уж переименовали в Тюменскую область и Омутинский район. Нас сослали с мамой, мама, брат, сестра и две снохи. Тятю на год вперед арестовали и брата вместе с отцом увезли. Везли нас сперва до Тобольска, потом до Уватского района. Ехали на своих конях, две наши домашние лошади были. Потом их забрали и остались мы там в Уватском районе. А весной первым пароходом привезли в Белогорье. Расселили по квартирам… И вот потом летом, начало только теплеть, нас отправили дрова пилить. Вода маленько на убыль пошла и нас отправили поселок строить, сено косить, траву. Привезли по протоке Малиной, по старице семнадцать девчонок и два старика. Вышли на берег, там выкосили, да там выкосили, кучками склали, стали талинки рубить и палатки ставить. Нарубили веток, поставили сетки. Скипятили чай, попили и пошли снова косить. Десятник распорядился стожки на гривы не ставить. Ну выкосили мы до туда, где сейчас Варго живут, почти улицу. Нам сказали, что там дома строят, и мы с девчонками побежали смотреть. Пришли, по одной стороне два дома, по другой стороне два дома, мужики строят, рукава по локти закатаны, кальсоны загнуты, босиком. Костры горят, котелки подвешены, топоры. Мы вернулись обратно. А потом навезли народу, с семьями, с ребятишками. Сеном, которое мы накосили, балаганы закрыли, палатки наделали. Мы в балаганах живем. Были подвешены две пилы, по ним молотком били, часы отбивали. Становились мы в две шеренги, парни в одну, девки в другую, десятник идет, ты накатник рубить, ты мох драть, ты кирпич вытаскивать, ты в Сумринскую за мохом поедешь. Вот так дают команду и всё. Потом холодно стало, дома прекратили строить и всех в Троицкий бор чистить, там заповедник был.»

Из рассказа Разумовой Ульяны Арсентьевны: «Нас сослали в 1930 году, привезли в д. Богдашка. А через год привезли сюда в п. Луговской. Здесь лес был кругом. Домишки уже были, только соломенные крыши. Дед мельницы устанавливал, колхоз образовывался. Мололи зерно. Мама дояркой пошла. В 1933 г. я пошла в школу. Школа стояла там, где Кугаевский Ефим жил по ул. Ленина. Сейчас её уже давно нет, сломали. Летом рыбачили в д. Востыхой и в д. Матка, работали на заводе и на бревнотаске, и в тарном.»

К 1 ноября 1930 г. было построено 75 домов. В них разместили по 2-4 семьи. Условия для проживания были очень трудными. Дома были холодными, так как бревна для строительства не были хорошо просушены.

К сожалению, передать рассказы всех жителей, одними из-первых появившихся здесь, невозможно. Многие погибли ещё в те, далекие 30-е годы, многие разъехались, а некоторые просто не хотят вспоминать эти трагические дни, многих уже нет в живых. Я уверена, что есть ещё не опубликованные рассказы местных жителей, которые хранятся в домашних архивах. Но судьбы людей, появившихся в этом суровом краю схожи одна с другой.

Вот так в суровых условиях строился наш поселок! И строился не только поселок, но и деревообрабатывающий завод и был организован колхоз.

 Продолжение следует….

Людмила Кугаевская п.Луговской

    Яндекс.Метрика